Газета «Недвижимость Белоруссии» издается с 1996 года и на сегодняшний день является крупнейшим аналитическим и информационным изданием о недвижимости в Республике Беларусь

Проблемы, которых могло не быть

Главная страница » Публикации газеты «НБ» » Рубрики » Прочее » Проблемы, которых могло не быть

В судьбе бывшего братского кладбища жертв Первой мировой войны (его еще называют Сторожевское кладбище), как, впрочем, и других бывших захоронений на территории Минска, по-прежнему много вопросов. Таков итог пресс-конференции, состоявшейся в Мингорисполкоме в прошлую среду.

Бывшее братское кладбище жертв Первой мировой войны было образовано в 1914 году. На нем производились захоронения воинов, умерших в госпиталях после ранений на фронтах Первой мировой войны, сообщила Наталья Радченко, главный специалист управления культуры Мингорисполкома. По предварительным оценкам, здесь похоронены около 5 тысяч человек, в том числе 2 тысячи установлены пофамильно – это представители военной элиты и участники добровольческих бригад.

Территория бывшего кладбища расположена в границах улицы Червякова, Старовиленского тракта и переулка Озерный. Когда-то в 50-е годы прошлого столетия на ней был построен Сторожевский рынок. В 90-е годы он был снесен. Тогда же часть территории бывшего кладбища была отдана под строительство многоквартирного жилого дома. По словам очевидцев - жителей окрестных домов, когда копали котлован под фундамент этого дома, то вывезли с площадки несколько машин человеческих останков.

В 1998 году свободная от строений территория бывшего кладбища была принята под охрану как историко-культурная ценность. Она внесена в государственный список историко-культурных ценностей РБ и на нее распространяется действие закона об охране историко-культурного наследия. Соответственно любые работы на территории бывшего братского кладбища могут проводиться только с разрешения Министерства культуры РБ, подчеркнула Н. Радченко.

Примерно в 2001 году были установлены и границы памятника. Но это пришлось делать уже с учетом многоквартирного жилого дома, уточнила на пресс-конференции Ольга Кукуня, историк и искусствовед. Незанятой осталась южная часть территории бывшего кладбища. Она же и обозначена как территория памятника. Северной части кладбища, которая сегодня является дворовой территорией многоквартирного жилого дома, придали статус охранной зоны памятника. Но в сущности, как заметила искусствовед, по режиму использования обе территории (самого памятника площадью около 2 га и охранной зоны памятника) мало чем отличаются. «Нельзя ничего строить, ничего копать. Нельзя и все», - акцентировала внимание Ольга Кукуня.

Тем не менее, несмотря на все «нельзя», территорию памятника копали и перекапывали неоднократно даже после того, как он был взят под охрану государства. Невольно возникает крамольная мысль, что все это делалось умышленно. Ведь если на территории бывшего кладбища не останется захоронений, то границы памятника можно будет сузить до пятачка, на котором поместят потом мемориальный знак с надписью «Здесь в 1914 году … ». Тогда остальную территорию легко будет отдать под строительство еще какого-нибудь объекта. Желающие «сесть» на этот выгодный с коммерческой точки зрения кусок земли были и раньше, а сегодня их просто толпы.

«Непонятно, кто разрешает здесь копать. Как можно? … Едет экскаватор, выкапывает кости. Идут солдаты, собирают их в мешки и увозят. Уже в прошлом году думали, что больше такое не повториться, что закончилась эта эпопея, потому что был принят указ президента о мемориализации этого места», - с досадой заметила Ольга Кукуня. Но ко всеобщему огорчению в начале текущего года история повторилась.

Совсем не обнадеживающе прозвучала и информация о том, что сделан проект благоустройства территории памятника и что вот-вот начнется его реализация. По проекту, который выполнен архитекторами института «Минскпроект», по периметру кладбище будет ограничено подпорной стенкой из «бессоровских» плит. В центре запроектирован небольшой мемориальный знак. На территории кладбища проектировщики предложили разбить цветники и посадить деревья и кустарники. Зоны захоронения будут расположены по обе стороны главной аллеи, которая пройдет по центру территории памятника.

По словам главного архитектора проекта Николая Дятко, проект благоустройства несколько раз перерабатывался. Также обсуждалась идея строительства часовни на территории кладбища, аналогичной той, которая находилась здесь до того, как ее снесли. «Но на планировке 1915 года она была деревянной, что потребовало бы усилий по ее содержанию. Была идея установить скульптуры, но она также не была одобрена", - рассказал главный архитектор проекта.

В свою очередь О. Кукуня уточнила, что в 1914 году был создан комитет помощи раненым. Кроме помощи раненым, этот комитет занимался захоронениями. «У них в уставе было записано, что нужно создавать братские кладбища потом уже, после окончания войны и на них можно сооружать часовни, кресты, памятники и прочее. Такие братские кладбища будут напоминать будущим поколениям о жертвах великой европейской войны», - процитировала документ искусствовед.

Были ли ознакомлены руководители города и члены городского архитектурного совета, которые утверждали проект благоустройства кладбища, с уставом, составленным почти 100 лет назад, не известно. Но, тем не менее, эти люди, как следует из слов Н. Дятко, решили, что для минимизации нагрузки на данную территорию памятника надо исключить даже размещение здесь часовни. Причем тот вариант, что часовня может быть деревянная, не требующая устройства увесистого фундамента, власти даже не рассматривают. Как заметил главный архитектор, деревянная часовня потребует усилий для ее содержания.

Интересно, сколько бы все-таки стоило городскому бюджету охрана деревянной часовни, к примеру, от возможного поджога? Впрочем, после того как упрощенный донельзя вариант проекта был утвержден, возник вопрос, что он предусматривает лишь благоустройство памятника, но отнюдь не его мемориализацию. То есть проект не отражает значимости этого захоронения – как единственного на территории Минска памятника жертвам Первой мировой войны. По словам Н. Дятко, общественные организации подняли этот вопрос, и в институт «Минскпроект» пришел заказ на замену «бессеровских» блоков, которыми облицованы подпорные стенки в проекте, на гранит.

- Замена материала ограждения более долговечным материалом – конечно, хорошо, - заметил Н. Дятко. - Но это не решает вопрос увековечения жертв Первой мировой войны – того, что хочет видеть общественность. И поэтому в данной ситуации «Минскпроект» не выполняет никаких конкретных работ по корректировке проекта до принятия официального решения о дальнейшей судьбе этого памятника. Если нам дадут команду заменить облицовку, мы это сделаем. Но я считаю, что надо более четко определить задание, так как это положено для такого объекта.

Мог ли вопрос, как лучше сделать проект благоустройства бывшего кладбища, явиться поводом для проведения пресс-конференции. Конечно же, нет. Причина, побудившая собрать такое большое (более 5) количество специалистов на пресс-конференцию, заключается в другом. Несмотря на то, что территория кладбища взята под охрану государства (здесь нельзя проводить земляные работы с использованием техники), в начале нынешнего года здесь снова появился экскаватор, снова были обнаружены человеческие кости, которые сложили в мешки и вывезли для перезахоронения.

На сей раз копатели на бывшем кладбище появились в связи с реконструкцией тепломагистрали для Республиканского центра «Мать и дитя». Почему-то принимающие решение о реконструкции теплопровода не подумали о том, чтобы оставить участок старой магистрали в земле, а рядом – на свободной от могил территории проложить новую магистраль. Ведь так или иначе, а реконструкция тепломагистрали всегда предполагает замену изношенных труб новыми.

Но решили сделать не по-человечески: выкопать старую теплотрассу и установить новую рядом. Благодаря общественности, которая «обрушилась» с обращениями в Министерство культуры, работы были остановлены. Хотя из объяснений, прозвучавших на пресс-конференции, невозможно было понять, в процессе каких конкретно работ и чьих именно действий были допущены нарушения.

В пресс-релизе, розданном журналистам на пресс-конференции, написано, что «в феврале текущего года были начаты работы по ремонту теплосетей, которые приходят в охранной зоне территории бывшего кладбища. В ходе данных работ были обнаружены костные останки. Администрацией Центрального района г. Минска в срочном порядке принято решение от 12.02.2008 № 125 «О проведении поисковых работ с раскопками на местности».

Специализированный 52-й отдельный поисковый батальон имеет право начать работы только по поручению Министерства обороны Республики Беларусь. Сроки проведения работ по эксгумации и перезахоронению останков продлены с 12.05.2008 по 30.10.2008. Данные работы проводятся специалистами поискового батальона при управлении по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Министерства обороны Республики Беларусь».

Министерством культуры, говорится далее в пресс-релизе, «было выдано разрешение от 26.05.2008 № 11-01-07/254 филиалу «Минские тепловые сети» УП «Минскэнерго» (генподрядная организация - ОАО «Белэнергострой») на право проведения исследований (поиска) в зоне охраны историко-культурной ценности и строительных работ по объекту «Реконструкция ТМ № 31 от ТК-3116в до ТК-3121 в г. Минске». 30 мая 2008 года специалисты поискового батальона начали проведение работ по эксгумации, однако представители общественной организации «Русь единая» начали активно протестовать и мешать работе. Во избежание травмирования людей строительной техникой, поисковый батальон остановил работы. Специалистами управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Республики Беларусь и управления культуры Мингорисполкома был произведен осмотр территории объекта, нарушений законодательства в действиях поискового батальона выявлено не было».

А вот о чем рассказала Наталья Хвир, заведующая сектором по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры РБ. По ее словам, Министерством культуры не выдавалось разрешение на проведение работа на территории памятника экскаваторами. А то, что заказчик и непосредственно подрядчик проводили работы недобросовестно – с помощью экскаваторов, это, конечно же, нарушение с их стороны, считает специалист.

В то же время Н. Хвир подтвердила, что Министерство культуры выдавало разрешение на проведение исследовательских работ на данной территории. Проект был согласован на научно-методическом совете. В разрешении указывалось, чтобы работы в обязательном порядке проводились с привлечением поискового батальона. «И когда работы начинали проводить недобросовестно с привлечением экскаваторов, Министерство культуры выдало предписание на остановку работ. Сегодня работы остановлены и не ведутся», - сказала представитель министерства.

Так чья же все-таки техника работала на раскопках? Из пресс-релиза следует, что это поисковый батальон использовал технику. Цитируем: «Во избежание травмирования людей строительной техникой поисковый батальон остановил работы». А из разъяснений специалиста Министерства культуры можно сделать вывод, что это строители использовали экскаватор.

Заметим, что вслед за разъяснениями специалиста Министерства культуры представитель общественной организации спросил на пресс-конференции, почему министерство не выполняет своих функциональных обязанностей и не отслеживает ситуации с историко-культурными ценностями в Минске, аналогичные той, которая произошла с памятников Первой мировой войны. Ведь работы были остановлены только благодаря реакции общественности.

В ответ прозвучало, что на самом деле работы на территории бывшего кладбища должны были проводиться под наблюдением научного руководителя, о чем исполнитель работ был письменно уведомлен. При этом Наталья Хвир заметила, что Министерство культуры не может находиться на объекте на протяжении всего периода выполнения работ. «Но как только поступила информация, мы вышли на объект, и работы мы остановили», - подчеркнула специалист министерства.

На пресс-конференции также была затронута проблема всех захоронений в городе. Мест захоронений, судя по разным сведениям, не так уж мало на территории сегодняшнего Минска. Причем многие, даже не мелкие захоронения (одни исследователи говорят, что их 10, другие - 20) до сих пор никак не обозначены даже на карте Минске, не говоря уж о том, чтобы быть взятыми под охрану.

Как пояснила О.Кукуня, для установления точного местоположения и границ территорий захоронений нужны деньги. Нужно, чтобы этим занимались хотя бы два специалиста – архитектор, который будет обозначать границы, и историк-исследователь, который будет заниматься поисками и изучением архивных материалов.

Что касается самих захоронений, то их можно разделить на две основные группы. По словам искусствоведа, «те захоронения, которые были на территории городского ядра, существовавшего в период 1914-1918 годов, как бы все известны». Что касается захоронений в годы Великой Отечественной войны, здесь тоже все известно. Есть проблемы по захоронениям, связанным с 1937 годом. И менее всего изученными остаются захоронения, которые производились рядом с присоединенными к Минску деревнями.

«У нас как-то возник вопрос о кладбище в районе железнодорожного клуба на Юго-Западе. Действительно, там было кладбище, но оно нигде не обозначено на более поздних планах», - привела пример О. Кукуня. При этом специалист считает, что выявить все захоронения можно. Но такая работа не проводилась. «Мы обращались в Министерство культуры с предложением сделать такое расследование, но нас никто не поддержал», - сказала О. Кукуня.

Известно также, что примерно года 4 назад Центр по регенерации историко-культурных ландшафтов и территорий обращался в Минстройархитектуры с предложением выполнить работу по нанесению мест всех бывших захоронений на территории Минска на карту города. Если бы такая работа была сделана, ее результатами руководствовались бы архитекторы и градостроители при проектировании новых объектов. Но, вроде бы тоже денег не нашлось, на то чтобы такую карту выполнить.

Сейчас эта тема по-прежнему актуальна. Остается самая малость: принять решение и изыскать деньги на проведение исследований и изготовление схемы размещения захоронений. Если этого не сделать, то столицу еще много раз будет сотрясать от сообщений о проявлениях варварского отношения к усопшим.

После пресс-конференции журналисты между собой еще долго обсуждали, почему все-таки на территории братского кладбища нельзя построить деревянную часовню и почему власти города не объявили конкурс на эскизный проект мемориального комплекса.

В ходе этих рассуждений как-то неожиданно всплыло еще одно захоронение, никак сегодня не обозначенное, но о котором вот-вот могут заговорить сразу все: и общественные организации, и историки, и даже представители посольств. Это захоронение расположено напротив Московского кладбища (через проспект Независимости), рядом с площадкой, на которой запланировано строительство гостинично-делового комплекса.

Данное захоронение знающие люди называют бывшим немецким кладбищем. По утверждениям историков и очевидцев, здесь хоронили в 1945-1947 годах немецких военнопленных и якобы интернированных из Германии граждан.

Что касается гостинично-делового комплекса, то площадка под его строительство уже выделена. Сделан эскизный проект будущего объекта. Очень красивый, необычный по своей архитектуре объект может получиться. Совсем немного осталось до начала строительных работ. Но нет никаких гарантий, что это строительство не затронет территорию бывшего немецкого кладбища. По-хорошему, надо бы уже сегодня определиться, что делать с этими захоронениями, установить его границы.

Елизавета БУЛАТЕЦКАЯ

23.06.2008

просмотров: сегодня 0, за последние 7 дней 2, за месяц 38

Комментарии:

Добавить комментарий

 

Аватарку можно добавить, зарегистрировав email на gravatar.com

CAPTCHA Image Reload Image

* — поле обязательное для заполнения

Материалы номера 25/2008