Газета «Недвижимость Белоруссии» издается с 1996 года и на сегодняшний день является крупнейшим аналитическим и информационным изданием о недвижимости в Республике Беларусь

В Минске есть что беречь

К строительству в Минске высотных зданий следует подходить очень и очень осторожно, считает Юрий Платонов, академик Российской академии архитектуры, народный архитектор СССР и заслуженный архитектор России. - Юрий Павлович, как Вы оцениваете современную архитектуру? - с традиционным вопросом обратился корреспондент «НБ» к архитектору Юрию Платонову сразу после подведения итогов XVI Международного смотра-конкурса на лучший проект (постройку) года на территории СНГ.

- Современная архитектура, создаваемая и тысячу, и пятьсот, и десять лет назад – это та архитектура, которая возникает в свое конкретное время. И деваться от этого некуда. Это архитектура своего времени. Она современна.

- Но современная архитектура рождает в себе шедевры, которые остаются шедеврами и через сотни лет.

- Та архитектура, которая по-настоящему отражает свое время и адекватно его отражает, независимо от стилистических особенностей и почерков, остается жить во времени долго. Она становится этаким камнем в летописи времени. Поэтому великие произведения архитектуры живут долго, а у невеликих век более короткий, как в искусстве.

- А в наше время могут родиться великие произведения архитектуры?

- Если взять греческий известный Парфенон, то это была архитектура хайтека того времени. Потому что именно в Парфеноне каменная стоечно-балочная конструкция (стойка, колонна и балка, которая перекрывает пространство между колоннами) доведена до совершенства. То есть в этой конструкции тектонические возможности камня были использованы до предела. Это был высочайший хайтек, вершина технологических возможностей.

Или средневековье – Кельнский собор – высокая готика. Там художественные возможности сечения камня доведены почти до стали. То есть чуть-чуть, и надо уже сталь применять. Поэтому художественно осмысленная конструкция становится знаковой или конструкцией времени. Ведь что такое архитектура? Это не строительство просто стен и крыши. Архитектура – это искусство организации и управления пространством, пространством для людей. И главная задача архитектора – не навредить той естественной среде, которую уже создал для людей Господь Бог.

Так вот, говоря о сегодняшней архитектуре, можно отметить, что ее возможности безграничны. Мы сегодня можем перекрывать огромные территории, исчисляемые гектарами, не применяя никаких опор. Возьмите спортивные сооружения нашего времени. Или не надо далеко ходить – московскую автобусную станцию в Минске с вантовым зонтом. Это новые возможности, новое мышление. И все это направлено только на одно: как управлять этим пространством, в котором должны жить, действовать, любить люди.

- В последнее время появилась идея строить в Минске высотные здания. На Ваш взгляд, такие здания возможно вписать в архитектуру Минска, не нарушив тот образ, который сложился на протяжении полувекового периода? Например, среди минских архитекторов и градостроителей есть два устойчивых мнения. Одни категорически не приемлют эту идею, считая, что архитектура небоскребов и небоскребы сами по себе несомасштабны с человеческим восприятием. Это архитектура монстров, но не людей. Другие считают, что строительство зданий выше 40 этажей возможно в Минске, но к реализации таких проектов следует относиться очень осторожно.

- Я бы сказал - очень-очень осторожно надо относиться. Минск, новый Минск, почти заново построенный после войны, с его зелено-голубым диаметром - это один из лучших примеров с точки зрения осуществленных моделей градостроительного искусства. Лучший, я думаю, среди многих городов мира. И здесь есть что беречь. То, что сложилось, то, что так умело берегли архитекторы до сегодняшнего дня, работая и уважая предшественников, неся идею водно-зеленого диаметра интеллигентно и уважительно, – это можно назвать величайшим достижением вашей архитектурной школы.

Сейчас разрабатывается новый генеральный план Минска. Мы его смотрели во время работы координационного совета. В нем усилия направлены на то, чтобы справиться с возможным ростом автомобилей, но сохраняя при этом целостность и структуру города.

Сегодня вся конструкция города радиально-кольцевая. Но, к сожалению, как показывает практика мира, эта конструкция тупиковая с точки зрения решения транспортных проблем. Если вдруг завтра геополитическая ситуация изменится так, что, скажем, московские масштабы и московский автомобильный бум, московский масштаб бизнеса перебросятся на этот хрупкий город, то это будет коллапс – безвыходная система.

Великий градостроитель Ладовский в 20-е годы прошлого столетия предложил в радиально-кольцевую систему внести хордовые направления, которые позволяли бы через пути над или под землей быстро выходить из города или быстро входить в него, не нарушая его живой структуры. Я полагаю, что минский генплан должен получить некие хордовые конструкции в улично-транспортной радиально-кольцевой системе. Если раньше решать такие задачи было технически невозможно, то сегодня, а тем более завтра это технически осуществимо. И такие задачи надо ставить.

Генплан делается не на 5 дней, а на 25-30 лет. Та же Москва располагает немецкими технологиями, которые сегодня позволяют быстро делать тоннели с 8-полосным движением. Я думаю, если Минск предполагает рост и развитие, а он предполагает, то нужно делать генплан, в котором должны быть заложены такие коридоры и возможность их реализации.

Но не боюсь повториться, здесь есть, что беречь. Мои впечатления и мои убеждения, как иностранца, заключаются в том, что Минск обладает объективной ценностью как город для людей и его надо защищать от автомобилей, экологически совершенствовать.

- Как же все-таки быть с небоскребами?

- Вертикали? Все диктует место, определенные задачи и условия. А дальше уже вопрос мастерства. Повторять американский сюжет, всем надоевший, нет никакого смысла. Не следует делать и так, как это делает Москва, когда создается ощущение, что все, что было построено еще вчера, сегодня надо уже сносить. Потому что даже вчерашние здания не выдерживают конкуренции с сегодняшними по своей масштабности. Но при этом гиперпространство, которое в результате создается, психологически давит на человека. Просто вдруг человеку с его масштабом ощущений становится не по себе. Значит, слону нельзя в посудную лавку. Поэтому в Минске строить высотки надо только в удалении от центра.

Справка. Юрий Платонов - академик Международной академии архитектуры (IAA), народный архитектор СССР, заслуженный архитектор России, академик Российской академии архитектуры и строительных наук, академик Российской академии художеств, Почетный член Высшего совета коллегии испанских архитекторов, член Американского института архитекторов, иностранный член Французской академии архитектуры, почетный член профессиональных сообществ ряда зарубежных стран. В настоящее время академик Юрий Платонов является главным архитектором Российской академии наук, творческим и научным руководителем ГИПРОНИИ РАН, творческим руководителем мастерской «ТПО-5 Бюро Платонов», член архитектурного совета Москвы.

Елизавета БУЛАТЕЦКАЯ

13.10.2008

просмотров: сегодня 0, за последние 7 дней 6, за месяц 39

Комментарии:

Добавить комментарий

 

Аватарку можно добавить, зарегистрировав email на gravatar.com

CAPTCHA Image Reload Image

* — поле обязательное для заполнения

Материалы номера 41/2008