Газета «Недвижимость Белоруссии» издается с 1996 года и на сегодняшний день является крупнейшим аналитическим и информационным изданием о недвижимости в Республике Беларусь

Что построят в вашем дворе?

Главная страница » Публикации газеты «НБ» » Рубрики » Прочее » Что построят в вашем дворе?

Сегодня граждане Беларуси имеют возможность влиять на архитектурный облик своих городов. О том, как это происходит на практике, рассказал начальник управления градостроительства комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома Сергей Козловский на международном семинаре «Совершенствование правовой базы участия граждан в процессе территориального планирования».

По мнению специалиста, данный вопрос для Беларуси и, в частности, для г.Минска крайне актуален, особенно в преддверии разработки нормативно-правового акта республиканского уровня, который будет направлен на регламентирование и определение процедуры общественного обсуждения, а также подведения итогов по градостроительному развитию отдельных населенных пунктов и межселенных территорий страны.

Сегодня работа с населением – один из важнейших аспектов деятельности местных органов управления. Белорусским законодательством и, в частности, законами «О местном управлении и самоуправлении», «О земле», «Об архитектурной и градостроительной и строительной деятельности» был определен принцип, по которому до принятия определенных решений в области землеустройства, территориального планирования, градостроительства и т. д. местные органы управления обязаны организовывать проведение общественного обсуждения.

Вместе с тем, по словам С. Козловского, практика показывает, что в действительности ситуация далеко не так проста, как кажется. «Я вас уверяю, что в Минске, где население живет в двух шагах от органов государственного управления – все гораздо сложнее, чем в других населенных пунктах страны, потому что здесь мощнее консолидация, и тут всегда можно подойти к правительственному зданию и бросить в почтовый ящик коллективную жалобу», – пояснил чиновник. Отсюда можно сделать вывод, что столичное население привыкло к такому решению проблем. Ведь гораздо проще поставить подпись под коллективной жалобой, чем тратить время на участие в каких бы то ни было общественных обсуждениях.

Понимая данную проблему, несколько лет назад комитет архитектуры и градостроительства подготовил инструкцию о принципах работы с населением на территории г.Минска. Первым четко принятым решением был принципиальный отказ от такого способа обсуждения проектов, как митинг. «Митинговая демократия ни к чему не приводит. Сколько людей – столько мнений. Однако мы должны понимать, что общественное обсуждение связано еще и с тем, что градостроительство вплотную наступает на имущественные интересы людей, на их права и свободы – это самое главное и в этом вся проблема», – отметил С. Козловский.

Между тем специалист подчеркнул, что на практике на живой контакт идут только люди, настроенные против реализации проекта, чьи интересы могут быть затронуты в ходе реализации данного проекта. И это вполне естественно. «Понятно, что люди приходят защищать свои интересы, высказать свою позицию. Но в этом случае невозможно сделать эффективный документ. Тем более что в законодательстве определено, что мы проводим не местный референдум, а общественное обсуждение градостроительного проекта», – сказал начальник управления градостроительства. Он при этом обратил внимание на то, что принять участие в общественном обсуждении и высказать свою позицию имеет право любой гражданин. Это предусмотрено законом.

В то же время, чтобы результаты обсуждения получили некое логичное продолжение и при этом не возникало множества спорных и конфликтных ситуаций, было решено разработать специальную инструкцию. По словам С. Козловского, создание инструкции оказалось весьма не простым занятием. И сложность состояла даже не в определении самой процедуры обсуждения, а в непосредственном подведении итогов подобных мероприятий, как к ним относиться и что в конечном итоге делать с правами граждан, которые, не поучаствовав в процессе обсуждения, организовывают массовые протестные действия. «Ведь на уровне местного управления и самоуправления очень важно соблюдать баланс государственных интересов и социальной обстановки», – пояснил С. Козловский.

В конечном итоге был определен порядок проведения общественного обсуждения. Исходя из установленного механизма, основным организатором общественных обсуждений выступает Мингорисполком. На обсуждение должны выноситься вопросы градостроительных проектов и программ, а также генерального плана и проектов реконструкции и регенерации территории историко-культурного наследия, градостроительных проектов детального планирования жилых территорий, а также программы жилищного строительства, благоустройства и иных внеотраслевых программ.

Однако Мингорисполком, выступая основным организатором общественных обсуждений, является не единственным органом, ответственным за организацию и проведение таких мероприятий. Были определены операторы, то есть непосредственные организаторы обсуждения конкретных типов проектов. Так, например, обсуждение проектов детального планирования жилых территорий организуют районные администрации. За организацию общественного обсуждения генерального плана отвечает комитет архитектуры и градостроительства и т.д.

Говоря о технической стороне организации общественного обсуждения, С. Козловский отметил, что устроитель в первую очередь обязан разместить два объявления в центральной республиканской и в местной прессе, а также дополнительно оповестить население, проживающее на территории проектируемого района о предстоящем обсуждении. После того, как будет объявлено о сроках, месте и времени проведения обсуждения проекта, администрация района открывает экспозицию. Спустя некоторое время рабочей группой проводится доклад по проекту, на котором может присутствовать любой желающий. Однако во время презентации допускаются лишь ответы на вопросы граждан. Предложения и протесты со стороны общественности вноситься не могут. Граждане имеют право предоставить свои пожелания и жалобы в письменной форме после презентации проекта. При этом рассматриваются и учитываются лишь те замечания и предложения, которые опираются на факты, связанные с нарушением законодательства, а также иных установленных норм и правил.

«Мы должны понять, что градостроительный проект детального планирования создается на основе утвержденного указом Президента генерального плана. Зоны и регламенты там расписаны. Мы их можем только уточнять, координируя границы, уточняя регламенты и т.д. Что-то кардинально менять мы не можем, потому что это градостроительная документация следующего уровня. Очень важно соблюдать генеральный план», – рассказал С. Козловский.

Для изучения предложения и замечаний по проекту сразу после принятия решения о проведении общественного обсуждения администрацией района создается инициативная группа (комиссия). Как правило, в нее входят представители заинтересованных сторон, а при необходимости депутаты местного республиканского территориального уровня. С целью представления интересов населения районная администрация также имеет право включать сюда представителей общественных организаций. Как пояснил С. Козловский, данная комиссия должна участвовать в процессах и процедурах и, самое главное, после проведения общественного обсуждения подобно избирательной комиссии обязана публично проанализировать все поступившие обращения и зафиксировать это в протоколе. Ведь по белорусскому законодательству проект градостроительного планирования может быть передан на экспертизу, в том числе экологическую, только с протоколом общественного обсуждения.

В принципе, больших проблем при обсуждении проектов у минских властей не существует. Но существуют проблемы несколько иного характера. Это проблемы сноса и уплотнения существующей застройки. Около 23% жилых территорий Минска – это территории сельского усадебного типа, где около 80% домов по своим параметрам нельзя отнести к городскому жилью. С точки зрения градоэкономики – это нонсенс. В Европе трудно найти примеры такого неэффективного использования городских территорий. «Но поменяется налоговая система, и посмотрим что будет», – заметил С. Козловский.

Пока же ситуация следующая. Как только начинается проектирование жилого района с заменой усадебного жилья, сразу возникают массовые обращения местных жителей, в которых они выражают свое несогласие. Выражая несогласие, люди не учитывают градоэкономику. Они просто не хотят, чтобы их сносили. И их можно понять. В то же время, если город не будет проводить реконструкцию этих территорий, то Минск останется деревней. Потому что за 15 лет сегодняшний усадебный фонд максимально капитализируется, и тогда сделать что-либо будет почти невозможно.

Уже сегодня, хотя это и очень большая редкость, за многие дома собственники просят по 1 млн.долл.США в качестве компенсации за снос. Примеров же, когда суммы компенсации за сносимый дом, доходят до 1 млрд.рублей – уже не исключения. С одной стороны, заметил С. Козловский, это все равно не очень большие деньги. Если жилье, то затраты по сносу доходят до 20-25% от стоимости квадратного метра нового жилья, возводимого на сносимых территориях. Но, с другой стороны, сегодняшняя ценовая политика не позволяет застройщикам реализовывать на рынке такое жилье. В Минске в каждом жилом доме не менее 40% квартир застройщик должен реализовать очередникам. К тому же, почти ни у одного застройщика нет в наличии собственных денег, чтобы финансировать снос. Более 90% жилья строится за счет средств дольщиков. Поэтому процесс массовой реконструкции усадебной жилой застройки затормозился.

Говоря о результатах общественного обсуждения проектов, С. Козловский отметил, что на практике бывают случаи, когда никакие нормы при проектировании не нарушены, но достаточно большое количество населения выражает свой протест. Эта ситуация докладывается руководству. И в некоторых случаях власти меняют проектное решение. Это касается территорий, которые реально могут быть реконструированы через 15-20, а возможно и более лет. «Когда просчитываем экономику, то понимаем, что в ближайшие 20 лет мы не сможем отселить этих людей. О чем это говорит? О том, что люди все это время будут заложниками ситуации, что, безусловно, недопустимо. Поэтому сейчас разрабатывается программа, в которой должно быть четко прописано, что эта территория начинает реконструироваться тогда-то, эта – тогда-то. И там, куда мы придем в очень отдаленной перспективе, мы принимаем решение предоставить людям возможность проводить реконструкцию, ремонт и т.д.», – пояснил С. Козловский. При этом специалист добавил, что такое решение катастрофично с градостроительной точки зрения. Потому что через 20 лет не просматривается город в том виде, в каком он должен быть. Нельзя даже реконструировать уличную дорожную сеть. «Как только мы начинаем реконструировать улицу, чтобы автобусы разъехались, мы вынуждены два ряда домов снести», – уточнил чиновник. Поэтому Минск, а точнее, его отдельные районы как по планировочной структуре, так и по инженерно-дорожной инфраструктуре останется селом.

Беспокойство минских властей по поводу того, что большая часть Минска еще долгое время будет иметь вид неухоженной деревни, тоже можно понять. Но справедливости ради следует отметить, что качество среды проживания в любом городе определяется не только тем, из какого материала и какой высоты дома в нем построены или какой ширины улицы в нем проложены, но также качеством этих домов и улиц, отношением людей к той среде, в которой они живут. Так вот это «качество» и это «отношение» еще слишком далеки от столичного уровня в хорошем понимании этого слова. Поэтому сам факт наличия усадебной застройки на территории Минска вряд ли можно считать некой градостроительной катастрофой на современном этапе, и не только по эстетическим соображениям.

Марина БОБЛОВСКАЯ

10.04.2011

просмотров: сегодня 0, за последние 7 дней 6, за месяц 36

Комментарии:

Добавить комментарий

 

Аватарку можно добавить, зарегистрировав email на gravatar.com

CAPTCHA Image Reload Image

* — поле обязательное для заполнения

Материалы номера 14/2011